Архив

Archive for Сентябрь 2008

Компьютеры и немножко магии

Любой компьютерщик хоть раз, да сталкивался с какой-нибудь фигнёй, которой ну вот просто не должно быть, а она есть. И с которой приходится долго и упорно бороться… а поборов — сам не до конца понимаешь, в результате каких именно действий она исчезла. 🙂

Починяя примус компьютер одному знакомому, столкнулся с этим буквально вчера вечером. В каковой связи и предлагаю историю по данной теме.

Это произошло в далёкие 1970-е годы в знаменитом Массачусетском Технологическом институте (MIT). Одному из аспирантов, занимавшемуся интересной и перспективной проблемой, на её обсчёт выделили в полное распоряжение компьютер PDP. Машина была уже старенькая, но вполне ничего себе. Ключевыми словами тут было «в полное распоряжение» — тогда многие о таком могли только мечтать. Единственное условие заключалось в том, что аспирант сам же и будет заниматься всем администрированием и техобслуживанием компьютера.

Изучая доставшуюся ему технику, аспирант обнаружил на одной из панелей орган управления, ни в какой документации не значившийся. Это был тумблер, два положения которого были подписаны от руки словами «magic» и «more magic». В данный момент тумблер находился в состоянии «more magic».

Аспирант расспросил людей, который работали на этом PDP прежде. Никто толком не смог ничего сказать («вроде, оно всегда тут было…»). Но админская заповедь «работает — не трогай!» существовала уже тогда, и тумблер так и был оставлен в этом состоянии.

Со временем, однако, аспиранта взяло любопытство и он попробовал поэкспериментировать с тумблером. Эксперименты показали, что при переключении с первого взгляда в работе компьютера ничего не меняется, но через достаточно долгое время (несколько часов) начинали возникать странные глюки и нестабильности в работе, которые в лучшем случае вели к снижению производительности, а в худшем к зависанию. В общем, ночные расчёты с тумблером в положении «magic» лучше было не запускать…

Аспирант заглянул под панель, насколько это можно было сделать без разборки. В недра компьютера от тумблера уходил только один (!!!) провод, причём сам тумблер был установлен изолированно от корпуса! В общем, понятно было, что ничего не понятно. 🙂

Ну ладно. Аспирант закончил свои исследования, защитился, ушёл работать в какой-то исследовательский центр… Уходя, он посетил начальство и очень сильно попросил. Чтобы, когда этот PDP будут списывать, кто-нибудь поставил его в известность. Он тогда приедет и таки выяснит, что это за тумблер и чем он там управляет!

Через несколько лет с ним связались. Он срочно взял отпуск, приехал и разобрал этот списанный компьютер.

Провод долго петлял, огибая различные модули, переплетался с разными шлейфами… и закончился оборванным концом. Который ни к чему присоединён не был.

Загадка «magic / more magic» так и осталась нераскрытой.

Эту историю знают многие компьютерщики старшего поколения, но никто не берётся утверждать, правда оно или байка. Зато ни один серьёзный компьютерщик не будет спорить, что компы — они в чём-то похожи на кошек, и душа у них, наверное, таки есть… 😉

Реклама

Школьная арифметика, добрые дедушки и часовые стрелки :-)

Вспомнилась тут история… почти даже в тему позавчерашней статьи. 🙂

Произошло это в середине 1930-х годов в американском городе Принстоне. В котором жила-была самая обыкновенная девочка, ходившая в самую обыкновенную начальную школу. То есть я не знаю, может в Америке это по-другому называется, ну а у нас была бы именно что начальная школа.

И вот однажды родители девочки заметили, что за какие-то три недели у дочери резко улучшились оценки по арифметике. Да ещё и интерес к учёбе появился. Спросили прямо. Девочка рассказала историю, смысл которой сводился к следующему.

Как-то после школы она зашла в кафешку, взяла там не то мороженого, не то чего ещё в том же духе, и пока ела, стала смотреть заданные уроки. С арифметикой был затык, и видимо, муки решения отразились у неё на лице. Потому что сидевший за соседним столиком дедушка повернулся к ней и спросил, в чём дело.

Девочка так и сказала, что ничего не понимает. Дедушка взял у неё учебник, посмотрел, и буквально несколькими фразами объяснил все непонятки. И сказал ещё: дескать, он тут каждый день обедает в это время, так что в случае чего можно к нему обращаться.

Несколько раз девочка так и делала. Дедушка объяснял просто и понятно. Вот в школе и получшело.

Что тут могли подумать родители? Скорее всего — ну, встретила дочь какого-нибудь отставного учителя на пенсии, вот он и помог-подсказал по доброте душевной. Натурально, надо как минимум поблагодарить. Спросили, как зовут дедушку.

«Дядя Альберт», — ответила девочка. — «Он иностранец откуда-то из Европы. Говорит с акцентом, а фамилия такая, что язык сломать можно…»

Фамилия дяди Альберта была Эйнштейн. 🙂 Эмигрировав из Германии после прихода нацистов к власти, учёный жил в американском Принстоне до самой смерти в 1955 году. Вот имя девочки я запамятовал… кстати, вполне возможно, что девочка эта всё ещё жива.

Кстати, это Эйнштейну принадлежит знаменитая фраза о том, что учёный, неспособный объяснить суть своих исследований школьнику, не может быть компетентным. Сам-то он мог такое запросто.

Ну и ещё вспомнилась задача, связаная с именем Эйнштейна. Очень простая по форме и интересная по содержанию. Вот она:

Сколько раз в сутки стрелки на часах занимают такое положение, что взаимная перестановка часовой и минутной стрелок даёт их расположение, не являющееся бессмысленным?

Её предложил Эйнштейну кто-то из коллег для развлечения во время болезни. На решение ушло около двух-трёх минут… если быть совсем точным, то решена она была не в уме, а на бумаге.

А вам слабó? 😉

Рубрики:Математика

Школьная математика: проповедь шаманизма

Давно уже стало расхожим штампом изображение вузовского преподавателя, требующего от первокурсников «забыть всё, чему вас учили в школе». Считается, что это очень смешно.

А по мне, так не смешно, а ужасно. Данной статьёй я попытаюсь показать, какими соображениями руководствуются подобные преподаватели, чем это вызвано, и откуда растут ноги у проблемы.

Я — кандидат физико-математических наук. Доцент кафедры вычислительных технологий факультета прикладной математики и информатики технического университета. Преподающий студентам математический анализ на протяжении уже тринадцати лет.

Я с самого начала ограничиваю себя: буду говорить исключительно о школьном курсе математики. О том, с чем знаком не понаслышке. Не стану рассуждать о том, какие курсы в школе «лишние», как следовало бы перераспределить нагрузку, как реформировать школу вообще и т.д. — это всё предмет дискуссий политических, а я хотел бы здесь обсудить проблему предметно.

Итак, а в чём же, собственно, состоит проблема школьной математики? Когда я прикидывал в голове план этой статьи, мне сначала казалось: вот сейчас я на много страниц погрязну в длиннейшем списке своих претензий. Ничего подобного! По небольшом размышлении все претензии быстро свелись к нескольким позициям, для подсчёта которых вполне достаточно пальцев одной руки.

О главной из них и пойдёт у нас речь. Она не единственна, но прочие по сравнению с ней совершенно ничтожны.

Вот как я формулирую эту проблему:

Школьные учителя натаскивают детей на манипулирование понятиями и объектами, смысла которых те не знают.

Звучит вроде бы достаточно безобидно, но именно здесь, по моему убеждению, кроется корень зла. Если чуть укоротить, то можно сказать и так: в школьной математике учат шаманству. Шаманство — это оперирование чем-то, что на са́мом деле шаману неподвластно, но способно произвести впечатление. Отсюда и название этой статьи.

В качестве подкрепления своего тезиса я приведу опять-таки не единственный, но самый главный и глобальный пример. Он сводится к простому факту: в школах знакомят учеников с дифференциальным и интегральным исчислением.

Ну и что же? А то.

Как, скажите мне, можно объяснить человеку понятие дифференциала, производной, интеграла, если он не понимает, что такое предел функции?! Задайте этот вопрос школьным учителям математики. Они с возмущением ответят, что знакомят учеников и с понятием предела. И самое странное, что формально будут правы. В тех временны́х рамках, что отведены программой — действительно, знакомят.

Отводится на это не то один, не то два урока…

Информация к размышлению. «Знакомство» школьников с пределом функции сводится к шаманскому манипулированию фразами примерно следующего вида. «Значение неограниченно приближается», «График утыкается в точку, возможно и не достигая её», «Графики двух функций практически сливаются, а потому предел их отношения равен единице», «Знаменатель возрастает быстрее числителя, а потому предел дроби равен нулю» и т.п.

Вот так этому и учат. Что это, если не камлание с бубном? Да они сами-то знают, что такое предел?! Многие ли учителя могут записать его строгое классическое определение по Коши?

Потом аналогично объясняют, что такое производная. Причём сначала рассказывают о производной, а потом о дифференциале. Телега впереди лошади, и да помогут нам ду́хи великих математиков! Про интегральное исчисление вообще молчу.

Все эти «знания» пустые, они абсолютно не подкреплены реальным пониманием, а потому ценность их равна нулю. И даже ещё ниже, потому как на этом пустом месте дополнительно возникает полнейшая путаница в голове.

Справедливости ради отмечу, что и многие мои коллеги не без греха. Школа делает вид, что знакомит учеников с основами анализа, большинство вузовских преподавателей делает вид, что их студенты — вчерашние школьники — с ними знакомы. В результате ситуация ещё больше усугубляется, доходя до полного идиотизма.

Информация к размышлению. Одним из величайших достижений математики является символический аппарат исчисления дифференциалов. Гении уровня Лейбница и Эйлера положили десятки лет упорных трудов на то, чтобы все соответствующие выкладки можно было производить достаточно формально за счёт нескольких простейших правил. И они добились этого. А сейчас обучение поставлено так, что ученики предпочитают зазубривание лишних формул пониманию минимального количества действительно необходимых принципов.

Да что там дифференциальное и интегральное исчисление! Даже в элементарнейших вещах зубрёжка давно и прочно победила здравый смысл.

Информация к размышлению. На первых занятиях я спросил в двух группах первокурсников (это 53–57 человек), многие ли помнят формулу суммы геометрической прогрессии. Таковых нашлось трое. Далее я спросил, а кто может её вывести (делается в одну строчку). Таковых не нашлось ни одного. Следующий мой вопрос был таков: а кто может вывести формулу для корней квадратного уравнения? Смог только один студент. И это на математическом факультете!!!

Формулы знают. Иногда. А вложенного в них смысла, который, собственно, и рождает саму формулу, знать не хотят. Чтобы получить то-то, делай это и вот это. Так говорил учитель, аминь. Ну, и что же это такое, если не шаманство?

А теперь я позволю себе цитату. Она длинная, но стоит того, чтобы её привести.

     Когда мне студентам пришлось читать интегральное исчисление, то в первый же год произошёл эпизод, который навсегда сохранится в моей памяти.
     Прочитавши часть теории, я для пояснения даю задачи. Я прошу студентов решать задачи в тетрадях. По мере решения я пишу полученные результаты на доске. Однажды для пояснения способов понижения биномиальных интегралов я написал подходящую задачу. И вот вижу, что некоторые студенты вынимают из карманов какие-то тетрадки и смотрят в них.
    
— Что это?
    
— Общие формулы.
    
— Зачем?
    
— Наш прежний профессор советовал иметь список общих формул и по нему решать частные примеры. Ведь не станете же вы требовать, чтобы мы заучили на память все сорок общих формул.
    
— Заучивать в математике никаких формул не следует. Но я нахожу также неуместным пользование справочными пособиями и нахождение интегралов по общим формулам подстановкою в них данных значений показателей и коэффициентов. Ведь не с неба свалились к нам общие формулы: для вывода их вы употребили ряд рассуждений; применяйте те же рассуждения и к частным примерам.
    
Таким образом оказалось возможным находить всякие интегралы и без общих формул. Пришлось, впрочем, некоторые выкладки видоизменить так, чтобы они непосредственно могли быть приложены к частным примерам.
    
Получилась ещё и та выгода, что на каждом частном примере студенты повторяли всё те же рассуждения, которые необходимы для вывода общей формулы. От частого повторения приобретался навык, и в результате — быстрота решения задач.

Эти строки написал известный русский математик В. Ермаков более века (!) назад. Как нетрудно видеть, и сто лет спустя школьные учителя уверенно идут по пути «прежнего профессора». Причём, если тот профессор хотя бы показывал студентам вывод «общих формул» (в университетах иначе не делается), то школьные учителя дают их именно как с неба свалившиеся. Я очень сильно подозреваю, что они и сами давно забыли эти выводы за ненадобностью.

Информация к размышлению. Упомянутая выше формула суммы первых членов геометрической прогрессии действительно выводится в одну строчку. Чтобы получить из неё сумму бесконечно убывающей прогрессии, обязательно требуется привлечение аппарата предела последовательности. В школе даже слов-то таких не произносят. В лучшем случае отмахиваются ритуальным «бесконечно приближается».

От формулировки проблемы я плавно перешёл к описанию её печальных последствий, и самое главное из них уже озвучил: от логики и понимания отказались в пользу зубрёжки, как следствие неизбежно вызвав у множества школьников отвращение и страх перед математикой. Пользуясь выражением блестящего популяризатора математики Е. Игнатьева, «науку сознательной и последовательной логической мысли обратили в какой-то механический бессознательный процесс». Эти слова, кстати, были сказаны им ровно век назад — в 1908 году! Наводит на какие-то мысли?

А ведь это ещё далеко не всё.

Вы слышали вопли о том, что школьная программа сильно перегружена и дети катастрофически не справляются? Не может быть, чтоб не слышали. Так вот, это чистая правда.

Ну, а как же ей не быть перегруженной! Раз в программу дозволяется пихать информацию, никакими знаниями и внятными объяснениями не подкреплённую — её ж туда о-го-го сколько можно напихать!! И ведь пихают!!! «Наша школа даёт больше других!» «Наша школа учит ближе к вузовскому уровню!» А бедные дети зубрят отсюда и до потери сознания. На понимание времени элементарно не остаётся.

Ну ладно, надавали и научили. А толку-то?! Школьники поступили в вузы, и им преподаватель велел забыть школу с её «знаниями», как страшный сон. И правильно сделал, между прочим.

А почему?

Да потому, что хороший преподаватель будет учить своих студентов думать. Во всяком случае, попытается научить. А это не имеет ничего общего со школьным шаманством. И соответствующие заморочки, возникшие у вчерашних школьников на пустом месте вокруг зазубренных шаманских заклинаний, вузовскому преподавателю совершенно не нужны. Отсюда и требование забыть.

Я, например, говорю первокурсникам прямо: оставьте в голове элементарную арифметику, алгебру (т.е., знания о решении уравнений и неравенств), геометрию и тригонометрию. Всё остальное — категорически выбросить. И даже не вспоминать. Особенно производные с интегралами. Вот когда у нас дойдёт до них очередь — тогда и будем заниматься ими правильно.

Самое печальное, что для многих шаманство оказывается очень удобной методологией, а школьные мантры вре́зались в память намертво. И вот они пытаются уже на пятом-шестом занятии дифференцировать последовательности, справедливо получая по мозгам. (Ибо производная есть отношение бесконечно малых приращений, а множество натуральных чисел дискретно.) И очень больших трудов стоит отучить их от привычки бездумно писать всякую ерунду…

И ведь это тоже ещё далеко не всё! Отказавшись от понимания базовых принципов, школа благополучно добилась того, что её ученики совершенно не понимают и взаимосвязи между разными дисциплинами на уровне этих самых принципов. Получается чистой воды схоластика: в огороде бузина, а в Киеве дядька. Здесь зубрим одно, там зубрим другое. А ведь во многих случаях это одно совершенно естественным образом связано с этим другим, — и если потрудиться объяснить взаимосвязь, будет нормальное понимание всего разом, и зубрить вообще ничего не понадобится.

Информация к размышлению. Всё в тех же двух группах я спросил, кто помнит из курса школьной физики формулу пути при равноускоренном движении. Помнили все. Далее я спросил, кто может её вывести. Ответом было нервное хихиканье, и ни одна рука не поднялась. А на следующем занятии я написал на доске интеграл от линейной функции и спросил, кто может его найти. Руки подняли все. Ну и о каком понимании интегрального и дифференциального исчисления тут может идти речь, когда школьники элементарно не осознают, что скорость и путь связаны так же, как функция и её интеграл?!

Надеюсь, мне удалось объяснить свою точку зрения. Пока школы занимаются камланием с бубном вместо нормального изучения математики — я и мои коллеги будем требовать от первокурсников забыть школу как страшный сон. Пока «педагоги-новаторы» не откажутся от своих распальцовок и не перестанут пихать в программы ничем не подкреплённые (и главное, совершенно не нужные) «знания» — вопли о перегруженности детей занятиями не утихнут, а будут лишь усиливаться.

Нужно что-то делать и что-то менять. Причём срочно. Чертовски срочно.

Промедление смерти подобно.

Эта статья также доступна в виде PDF-файла для оффлайнового чтения:

http://cid-a86fedd778efb4e7.skydrive.live.com/embedrowdetail.aspx/Public/%d0%a8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%b0%d1%8f%d0%bc%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bc%d0%b0%d1%82%d0%b8%d0%ba%d0%b0.pdf

Рубрики:Работа

Сказки про нашего президента

Ой, что мне тут показали!..

Ой, как я с этого конкретно охренел!..

Как-то даже на пару секунд усомнился в реальности окружающей действительности. Это в моём детстве подобное было. Лет тридцать назад. Ну, правда, немного другой тематики — но это не принципиально.

Смотрим, читаем (при увеличении картинок текст вполне читабелен) и ффтыкаем. В комментариях не нуждается. 🙂

Болезнь такая есть. Дурость называется…

Рубрики:Книги

Нам пишут из Узбекистана :-)

Сегодня получил неожиданное письмо. Судя по адресу отправителя — из солнечного Узбекистана. Судя по упоминающимся реалиям — тоже.

К сожалению, процитировать нет никакой возможности, ибо шибко матерное. 🙂 Но в чём суть.

Человек увидел у меня в здешнем альбоме про солнечное затмение снимок. Тот, что справа. И захотел заделать нечто подобное. Только не с дедушкой Лениным, а с кем-то из тамошних узбекских Основоположников. И не сзади, а спереди. И чтобы солнце было этаким нимбом над головой.

Сказано — сделано. Прикинул время и направление, пришёл на нужное место, нацелился и щёлкнул. Угадайте, что он получил в итоге?

Правильно. Убитую матрицу. Никогда — слышите, никогда — так не делайте!

Я снимал, когда между моей камерой и солнцем было аж два препятствия: лунный диск (закрывавший солнечный примерно на 3/4) и голова статуи (полностью закрывавшая оставшуюся четверть). Он нацелился прямиком на южное полуденное солнце.

Я снимал зеркалкой, у которой свет попадает на матрицу лишь во время выдержки (в данном случае равной 1/320 секунды). Он снимал цифрокомпактом, у которого и затвора-то настоящего нет. Что означало как минимум несколько секунд художественного выжигания по матрице.

И самое главное: я-то полностью отдавал себе отчёт в своих действиях.

У меня спросили совета: что теперь делать? Отвечаю: выбросить убитую камеру и купить новую. И прочитать инструкцию. Там про такие вещи обязательно написано. Гарантийным этот случай, естественно, не является.

Для дотошных и любопытных: можно, конечно, снять удачный сюжет с солнцем в кадре. Если умеючи и если повезёт. Но запросто может и не повезти, как в данном случае. А не умеючи — тем более. Посему лучше не рискуйте.

Рубрики:Фотография

Достижения, самолёты и идеалы

Сегодня общался с другом из Москвы и узнал от него, что на прошедшей неделе раздолбали Ту-154, стоявший на территории ВВЦ перед бывшим павильоном «Космос». Сейчас в этом павильоне торгуют чем-то садово-огородным…

Ломали экскаваторной крушилкой с гидроклещами. Прямо посредь бела дня при скоплении посетителей. На казнь с ужасом взирали стоящие тут же Як-42 и «Восток», которых та же судьба запросто может постигнуть в любой момент.

Официальная версия — дряхлое состояние машины, которая якобы могла разрушиться в любой момент. Чушь собачья. Ясно даже и ежу, что у кого-то там что-то зудело от неприбыльности такого удобного места.

Это был один из предсерийных экземпляров машины, на котором проводились последние испытания перед вводом в эксплуатацию.

Ещё мальчишкой, бывая в Москве, я лазил по нему — это было можно. Ещё в советские времена. Ещё какой-то год назад я в кабине этой самой машины рассказывал жене, что такое авиагоризонт.

Теперь ничего этого нет. Наверняка уже и мусор прибрали. Уроды. Совести не хватило даже на то, чтобы просто аккуратно демонтировать самолёт.

Я позволю себе процитировать здесь книгу В.Ершова — красноярского пилота, налетавшего (помимо прочего) именно на Ту-154 не одну тысячу часов. Здесь речь идёт о другой машине, но всё равно — лучшей эпитафии убитому ветерану не найти:

Когда поступила команда снять с эксплуатации сотни лайнеров Ил-18, у людей, которые должны были исполнить и доложить, рука не поднималась резать сразу всю армаду. Не верилось, что несколько сотен ещё исправных самолетов вот так сразу можно вычеркнуть из жизни. Дело это, поганое, позорное дело, всё тормозилось на местах, самолеты распихивали по углам, тайно надеясь, что там, наверху ещё опомнятся, что жизнь покажет, что хватятся ещё и прикажут остановить побоище. Часть самолетов расставили в виде памятников на городских площадях, в парках, подкрасили, в иных устроили детские кинотеатры и кафе. Мода такая пошла, чтоб красавец-лайнер украшал жизнь горожан.

Поставили одну такую машину памятником недалеко и от моего дома. Мы все ходили с маленькой дочкой, и она щупала ручонкой нагретый солнцем дюраль обшивки и исшорканную о бетон резину колес. А я ей рассказывал, что совсем ещё недавно поднимал этот лайнер в небо, трудился вместе с ним, и вот он заслужил стоять здесь памятником, потому что — трудяга, потому что тот, кто честно и много работает в нашей советской стране, заслуживает сугубого уважения, и ему справедливо воздаётся в старости.

Прошла пара лет, лайнер примелькался, покрылся пылью. Краска потускнела, и он стоял, забытый и запущенный — ну точно дед-пенсионер на завалинке. Постепенно до бесхозного самолета добрались подростки, вышибли стекла, жгли костры внутри; наконец, там поселились бичи, прямо на виду у входа в отделение милиции. Терпение властей лопнуло, и была отдана команда: убрать.

Когда в свое время громадный самолет внезапно появился на площади, будто с неба свалился, все были поражены и восторгались. Сюрприз. Явление Авиации народу. Когда решили убрать, то ночью тихо сняли двигатели и пригнали экскаватор с чугунной бабой.

Я почему говорю, что крепкий самолет? Когда я к вечеру завернул за угол на шум толпы, то убиваемый лайнер был ещё относительно цел. Он сидел на хвосте, воздев в смертной мольбе к небу пальцы подмоторных рам. Экскаватор неторопливо, будто принюхиваясь, подкрадывался, медленно размахивался и наносил удар бабой. Машина стонала и сжималась. Она, если бы могла кричать, до неба бы достала воплем отчаяния и боли. Палач неторопливо наносил новый удар. Машина тряслась от ужаса и оседала все ближе к земле. А толпа злорадно ахала при каждом ударе: «Ах-х ты, с-сука… а-а, падла! А-а, сволочь… крепкая!» Лица людей выражали заинтересованность и восторг от позорища.

Что ж она вам сделала, строители коммунизма вы несчастные?

У меня все оборвалось внутри. Вот, может, тогда я впервые понял, в каком обществе я живу — я, коммунист и пропагандист, может, и не свято, но все же искренне верующий в те идеалы. Тогда они и рухнули.

Вот так. Можно вспомнить ещё, что некогда ВВЦ назывался по-другому: ВДНХ. Выставка Достижений Народного Хозяйства. У страны, добровольно променявшей романтику и реальные достижения на загребание бабла, будущего нет.

Но тем, кто принимал и исполнял это решение, объяснять сие бессмысленно.

Рубрики:Жизнь

Как сварить суп из Лину[к]са

Вот прочитал я тут информационное сообщение о насаждении «бесплатного ПО» в российских школах, которые по указке сверху прям-таки воспылали энтузиазмом. Стало грустно.

Софт, на котором с такой лёгкостью можно наворовать наварить десятки миллионов рублей (в данном случае речь уже сейчас идёт о шестидесяти), не имеет ни малейшего права называться бесплатным. И никакие линуксоиды меня в этом не разубедят. Даже если притащат с собой своих патриархов Торвальдса со Столлменом, и те в припадке красноречия убьют сибя ап стену.

Если бы я был Тёмным Властелином, то в моей стране любой чиновник, хоть парой слов заикнувшийся о применении софта с открытым кодом на государственном уровне (включая образование), был бы сей же секунд подвергнут аресту и дознанию с допросами третьей степени. На предмет выяснения статьи, по которой его надлежит казнить — воровство, шпионаж, или то и другое вместе взятое.

В том же маловероятном (я бы сказал — исчезающе маловероятном) случае, если бы такой чиновник сумел оправдаться, он был бы тут же переведён на должность младшего подавальщика инструмента слесарю-сантехнику. С нулевыми перспективами карьерного роста. Пусть борется с разрухой хотя бы в сортирах, если уж ни на что большее не способен. (См. булгаковское «Собачье сердце».)

Хорошо, что я не Тёмный Властелин. 🙂

P.S. «Если Россия не будет независимой в области ПО, то все остальные сферы, в которых мы хотим быть независимыми и конкурентоспособными, окажутся под угрозой». Это из того же источника. No comments. Умный поймёт, а дурак обойдётся и так…