Архив

Archive for the ‘Путешествия’ Category

Две поездки

Лето, отпуск. Съездил на Алтай. Съездил в командировку в Кисловодск. Возможно, сочетание отпуска с командировкой звучит странно, однако на сáмом деле ничего особенного — летом съездить на конференцию в порядке вещей, а по документам оно, натурально, проходит как командировка. 🙂

Ну, с Алтаем всё понятно. Впечатлений и позитива масса… снимков тоже. 🙂

 

В Кисловодске давеча бывал как раз прошлым летом, тоже в августе, правда тогда чисто отдыхал, и не то чтобы конкретно в самóм Кисловодске, а вообще на Минводах (там пять городов, все связаны электричкой и маршрутками).

Если сказать коротко, то это город белок. 🙂 Белок много, белки вечно голодные и нахальные. Да ещё и привередливые. Семечки могут и не взять, а с кедровыми орехами там напряг. Но если кисловодская белка таки реально хочет жрать, то залезет вам на руки, на плечи, на голову — только что не в карман — и будет жрать там, восседая нагло и непринуждённо. 🙂

Впрочем, речь не о том. Самое сильное впечатление от поездки вызвал коротенький сюжет, увиденный на тамошнем телевидении. Я себе такое вообще даже вообразить не мог.

В двух словах: парочка дебилов ухитрилась заблудиться в кисловодском городском парке. Имея при себе — внимание! — карту и GPS-навигатор.

Парк там, конечно, большой. Можно даже сказать, огромный. Но всё равно…

Этих дебилов с их инвентарём показывали там по ящику. Подростки лет 16, он и она. Приехали со своими мамами-папами отдыхать, познакомились в санатории. Попёрлись вдвоём гулять по парку.

Карта, конечно, обычная туристическая. Врать может на десятки метров, но это всё ж таки для прогулок, а не для наведения
УАБ на цель. 🙂 Навигатор простенький, без картографии, но писать трек и вести на точку способный. Вот как с этим можно заблудиться в городском парке?! Любого из этих двух предметов более чем достаточно, чтобы не докатиться до такого срама.

Оказывается, можно. Легко и непринуждённо. На карте возле их санатория были приписаны его координаты. Этим использование навигатора и ограничилось. Какого хрена точка не была внесена в память устройства и какого хрена не был писан трек, по которому всегда можно вернуться «задом наперёд»? Сие ведомо разве что богу всех пофигистов Анахренандру.

Угулявшись, детишки пошли назад, свернули куда-то не туда, после чего ВНЕЗАПНО обнаружили, что карта, привязанная по единственной точке, мало полезна для них в этой ситуации. Прикинуть примерный азимут по координатам двух точек детишки ниасилили. Позвонили по мобильнику папам-мамам, продиктовали свои текущие координаты, и сложа руки, сели ожидать, когда за ними придут и отведут в санаторий.

Офигеть.

Похоже, что шаманскими методами в школах преподают не только математику. Географию, видимо, тоже.

Реклама
Рубрики:Путешествия

Новый год

В этот Новый год меня понесло на Алтай. Откуда вернулся вот буквально только что.

И что характерно — Новый год встретился правильно. Без стола с тазиками салатов, пердизентских президентских поздравлений и на десять раз остохреневшей телепрограммы с одними и теми же фильмами (ибо снять чего-нибудь новое, да чтоб вышло достойно, уже давным-давно слабó). Зато с шикарной, совершенно офигительной зимой и зимней природой. Чего и вам желаю.

Небольшой альбомчик здесь.

Рубрики:Путешествия

Чехия. Прашна Брана

Это будет самый короткий из чешских рассказов, но я был бы не я, если б его не написал. Я питаю к этой старинной башне какую-то иррациональную любовь. 🙂

Возможно, дело в горячо мной любимой книге «Похождения бравого солдата Швейка». Читавшие её наверняка помнят песенку, которую то и дело напевал главный герой:

Марширует Греневиль к Прашной Бране на шпацир…

Греневиль — это название полка, а Прашна Брана (Prašná Brána) по-чешски означает «пороховая башня». Находится она в старой части Праги несколькими сотнями метров восточнее Староместской площади. На снимке справа представлен её общий вид.

Как следует из названия, это сооружение имело военное назначение. Действительно, здесь когда-то стояла башня, охранявшая дорогу из Праги на Кутну-Гору к серебряным рудникам. Построена она была ещё в начале XIII века, но довольно быстро потеряла своё оборонительное значение. К середине XIV она ещё и пришла в плохое состояние, так что её снесли и построили на этом месте новую, которая и сохранилась до наших дней.

Строительство было начато в 1475 году и продолжалось довольно долго: заложивший башню король Владислав II Ягеллон (правил в 1471–1516) то охладевал к идее, то вновь впадал в энтузиазм. 🙂 Проект был разработан архитектором Б.Ридом, а достраивать пришлось уже преемникам — как короля, так и архитектора. Долгострой занял почти столетие и закончился уже в последние годы XVI века.

Рид был учеником Петра Парлержа, а Владислав весьма уважительно относился к одному из своих предшественников императору Карлу IV. Нет ничего удивительного, что облик башни очень сильно напоминает восточное укрепление Карлова моста. Кстати, здание в правой части снимка когда-то было дворцом Владислава — как видно, он соединён с башней специальным переходом. Своё название башня приобрела в XVIII веке, когда в ней находился арсенал. А ещё за прошедшие века в этих стенах располагался зал судебных заседаний.

К середине XIX века башня сильно разрушилась и пришла в очень плохое состояние. Поднимался даже вопрос о её сносе, но до этого, к счастью, не дошло. В 1886 под руководством архитектора Й.Мокера башню отреставрировали.

Вход в башню открыт для посетителей. Правда, девушкам на каблуках следует хорошенько подумать, прежде чем входить — здешняя каменная винтовая лестница отличается совершенно запредельной крутизной и неудобством. Даже чтобы просто добраться до кассы, придётся попотеть.

В средней части башни находится тот самый зал, где прежде заседал суд. От тех времён на стенах сохранились всевозможные аллегорические скульптуры, выглядящие примерно так:

Очень красиво. А ещё здесь есть скульптуры с изображением искореняемых правосудием пороков, но их я показывать не буду. Некоторые не совсем пристойны. 🙂

В зале развёрнута постоянная экспозиция, посвящённая пражским башням. Рекомендую особо обратить внимание на выставку художественных фотографий.

А посмотревши, можно и нужно подняться наверх, в то самое помещение под острым «колпаком». Там под дощатой кровлей находятся оригиналы скульптур начала XVI века, изначально украшавших башню. Вот несколько кадров:

Обратите внимание на последний из них. Эта причудливая голова — не просто скульптура, когда-то она служила частью водосточной системы башни.

Осмотрев скульптуры, выйдем наружу на внешнюю опоясывающую галерею. Я обычно посещаю Прашну Брану в последний день своего пребывания в Праге, вечером. Дело в том, что с западной стороны башни открывается замечательный вид на всю старую часть города, как бы подводя итоги пребыванию в нём.

Давайте посмотрим.

Вот левый кадр. В его центре виден Собор Богоматери-перед-тыном, а в левой части — Староместская ратуша. Откройте кадр в полный размер, и вы увидите между ними малостранские достопримечательности: башенный комплекс Карлова моста и собор св. Микулаша (они визуально делят пространство между тынским собором и ратушей на три примерно равные части). Непосредственно за ратушей виднеется северный склон Петршинского холма, а две тамошние маленькие башенки — это Страговский монастырь, в котором находится потрясающая средневековая библиотека. Ну, а справа от тынского собора мы видим Пражский Град с президентским дворцом и собором св. Вита.

На правом снимке тот же вид показан с более широкого угла. Так, здесь целиком виден Петршинский холм с его смотровой «Эйфелевой» башней. А улица, ведущая отсюда к Староместской площади, носит название Celetná. Когда-то здесь были пекарни, снабжавшие хлебом весь город. Средневековый чешский хлеб имел форму наподобие нынешнего калача, и назывались такие калачи целнами…

В общем, галерея Прашной Браны — это идеальное место для прощания с городом. Будете в Праге — учтите, я плохого не посоветую. 😉

Рубрики:Путешествия

Чехия. Часовня-костница в Кутна-Гóре

Этот рассказ будет о жемчужине готической Чехии — совершенно уникальном объекте, равного которому нигде больше нет. Сразу предупреждаю, что слабонервным и особо православно-религиозным людям это может не понравиться!

Речь у нас пойдёт об окраине Кутна-Гóры — небольшого такого городка километрах в семидесяти к северо-востоку от Праги. Это сейчас он небольшой городок, а когда-то… Когда-то это был один из важнейших городов Европы, где добывалось почти 30% всего европейского серебра. Его пригород, расположенный между двумя холмами, носит название Сéдлец.

Ещё в 1142 году здесь был основан крупный монастырь ордена цистерцианцев. А наша история начинается в году 1278, когда тогдашний аббат монастыря (его звали Иржи) побывал в Палестине. Уезжая оттуда, он захватил с Голгофы мешочек земли.

Эту землю было решено рассеять по монастырскому кладбищу, которое, таким образом, сделали «частью Святой Земли». В религиозной Европе оно моментально стало очень престижным: быть похороненными на нём желали богачи не только из Чехии, но и из граничащих с ней стран.

Это привело к тому, что кладбище быстро разрослось. Немало тому способствовали и средневековые эпидемии чумы (только в одном 1318 году здесь похоронили около 30000 человек!), и гуситские войны 1420–1434.

Как следствие, в начале XV века на кладбище построили костёл Всех Святых со специальной подвальной часовней-склёпом. В этот подвал предполагалось складывать кости из бесхозных и безымянных могил: таким образом, обитатели этих старых захоронений продолжали покоиться на том же кладбище, и при этом можно было освобождать место для новых могил. Отсюда же происходило и название костёла: в честь какого святого бы не был назван умерший — храм был посвящён и его памяти.

В 1703–1710 годах к костёлу соорудили пристройку для отдельного входа в часовню. На следующем снимке она хорошо видна слева, а справа находится более старая готическая часть. Здесь также видно, что костёл по-прежнему стоит посреди кладбища, которое, впрочем, очень сильно уменьшилось.

Перенос останков в склёп в основном завершился к 1511 году — этим занимался полуслепой монах, который заодно и подсчитал, что таким образом в часовню «переселились» около 40000 — сорока тысяч! — обитателей кладбища. А в 1870 году часовня внутри себя стала тем, что можно видеть сейчас.

А что же можно видеть внутри? А вот что.

Буквально сразу же при входе, ещё даже до спуска вниз, нас из стенных ниш поприветствует пара таких вот чаш:

Это никакой не гипс и не лепнина, а самые что ни на есть натуральные кости. Впечатлившись, оглянемся назад и посмотрим на вход. Над ним по-латыни написано: «Мы были вами, вы будете нами». Привет от обитателей часовни.

Теперь можно спуститься вниз. Внимательно смотрим направо, и сразу за аркой на стене будет ещё одна надпись, очень своеобразная. Уже по-чешски: «1870 F.Rint z České Skalice» — то бишь, автограф некоего Ф.Ринта из города Ческе-Скалице. Да-да, тоже костями.

Дело в том, что ко второй половине XIX века монастырь уже давно прекратил своё существование. Его земли отошли богатому дворянскому семейству Шварценбергов, которые решили привести кладбище и часовню в приличный вид. (То, что им досталось, наверняка представляло собой жуткое зрелище: горы костей, наваленные в мрачном средневековом подвале… бррр!)

Шварценберги и пригласили мастера Франтишека Ринта, который в наши дни считался бы художником-декоратором, а тогда это называлось просто и без затей — резчик по дереву. Он и создал нынешний интерьер часовни в духе торжества Смерти, завершающей Жизнь…

Вот так часовня-склёп выглядит с последней ступеньки ведущей вниз лестницы. Это, конечно, панорама, сшитая из двух снятых широкоугольником кадров:

Рассмотрим здесь всё поподробней. Как нетрудно догадаться, основным декоративным элементом являются кости и черепа. Благо, материала у Ринта хватало. Свод часовни буквально увешан их гирляндами:

В середине свода висит соответствующая люстра. Среди костей человеческого скелета нету таких, какие не были бы использованы в этой люстре:

Из пола вверх поднимаются колонны с подсвечниками, увенчанные деревянными ангелочками. В День Всех Святых подсвечники зажигают все разом — потрясающее, должно быть, зрелище…

Пройдя мимо этих колонн, мы окажемся возле алтаря. Распятие в нише самое обыкновенное — здесь канон не допускает никаких вольностей! — но по бокам от него в специальных нишах стоят дароносицы, выполненные всё в том же фирменном стиле Ринта.

Кстати, часовня действующая. Так что поблизости от алтаря находится специальная стойка, куда можно поставить свечку. И ставят — напоминаю, что костёл посвящён всем святым и, стало быть, памяти всех умерших.

На этом снимке, да и на панорамном тоже, видно, что слева и справа от алтаря есть проходы в боковые приделы часовни. Там, в четырёх её углах, четырьмя большими колоколообразными пирамидами сложена основная часть покоящихся в склёпе костей. Некоторый элемент декоративности присутствует и здесь (уж больно тщательно и аккуратно всё выложено!), а над каждой пирамидой подвешена корона, которая, собственно, и символизирует торжество Смерти над Жизнью.

Возле одной из костяных пирамид — той, что находится слева ближе ко входу — подвешено панно всё в том же духе. Оно изображает дворянский герб Шварценбергов. Советую обратить внимание на правую нижнюю часть герба: там по статуту находится изображение «ворона, клюющего проросший травой череп». Шварценберги получили его в герб за заслуги в войнах против турок (череп мыслился как раз турецким), и возможно, что именно эта деталь надоумила их на общую идею оформления. Вот как мастер Ринт изобразил это костями:

В общем, богатая у него была фантазия. И терпение. И нервы. Я видел, как из этой часовни под руки вытаскивали здоровенных взрослых мужиков, потерявших сознание — а он-то тут несколько лет работал! Да ещё тогда, когда всё это здесь было в гораздо менее приличном виде…

А нам осталось упомянуть и осмотреть только одно — стеклянные шкафчики по бокам входной арки. В них выставлено несколько черепов, но уже не в качестве декоративных элементов, а как познавательные экспонаты.

Левый снимок — черепа людей, подвергавшихся хирургическим операциям. На среднем, например, отлично виден след от успешной трепанации черепа. Этот человек прожил после операции как минимум несколько лет, судя по округлившимся краям отверстия.

Правый снимок — ужасы войны. Первый из черепов принадлежал человеку, погибшему от удара боевым топором (слышали выражение «снесло полчерепа»? вот так оно и выглядит). Два других несут на себе следы ранений пулями и стрелами (гуситские войны были первыми в Европе, на которых в серьёзных масштабах применялось огнестрельное оружие).

Что, в общем, тоже вполне укладывается в концепцию «Смерти, торжествующей над Жизнью»…

Рубрики:Путешествия

Чехия. Староместская площадь

В каждом городе — будь это даже совсем маленький и молодой городишко — обязательно есть знаковое место, которое считается его символом. Именно туда в первую очередь водят приезжих, именно его изображают на местных открытках… ну, вы поняли. А уж о древних городах и говорить нечего.

Есть, разумеется, такое место и в Праге — это Староместская площадь. «Старо место» по-чешски означает «старый город», и именно на этой площади находится пражский исторический центр.

Добраться сюда можно на метро до станции «Староместская», но от неё до площади придётся идти пешком минут пять-семь. Здесь категорически запрещено всякое новое строительство, и для метро не сделано исключения. Транспорту тоже нет пути на площадь: по ней ездят лишь несколько туристических ретроавтомобильчиков и конных повозок, да ещё можно увидеть полицейские машины, вот и всё.

По пути рекомендуется внимательно смотреть налево. На одном из перекрёстков вы увидите дом с чёрной рельефной мемориальной доской. В этом доме в 1883 году родился один из самых известных чешских писателей (правда, книги свои он писал по-немецки) Франц Кафка.

Дальнейший путь пролегает мимо собора св. Микулаша/Николая — тёзки собора из Мала-Страны — который принадлежит к барóчному периоду (1732–1735) и интересен тем, что в нём проводятся богослужения как гуситской, так и православной церквей. Обе они не могут похвастаться большим числом прихожан, поэтому сейчас собор используется главным образом как концертный зал…

 

А главной доминантой площади является другая церковь — собор Богоматери-перед-тыном. Его название объясняется очень просто: когда-то именно здесь заканчивался город, и через территорию нынешней площади проходила городская стена (собственно, тын). Рядом были торговые ворота с таможней, и поскольку многим купцам приходилось дожидаться въезда в город по нескольку дней, для них здесь построили небольшой двор (так называемый Унгельт) с гостиницей, складами и т.п. Была, разумеется, и церковь — тот самый собор. Его постройка относится к 1339–1511. Внешний облик собора сохранился с тех пор почти без изменений, а вот внутреннее убранство было довольно радикально обновлено в XVIII веке.

Две башни собора заметно возвышаются над близлежащими домами и видны издалека. Если же выйти на площадь и внимательно присмотреться к фасаду, то можно увидеть забавную деталь: одна из этих башен чуть ниже и тоньше другой. В своё время здесь просчитался либо архитектор, либо прораб… а народ, заметив это отличие, прозвал две разные башни «Адамом» и «Евой». Если прийти сюда вечером или ночью, то заметить разницу будет особенно легко: собор красиво подсвечивается, и по контрасту она хорошо видна.

Во время гуситских войн 1420–1434 этот собор был главным оплотом веры чешских протестантов, поэтому нет ничего удивительного, что именно возле него на площади стоит памятник Яну Гусу (1915, скульптор Л.Шалоун). А ещё этот собор отличается своеобразной архитектурой: в него есть вход через один из прилегающих домов, а окна другого дома выходят прямо внутрь нефа. 🙂 Всё это — наследие первоначального назначения собора…

Походив по площади и глядя под ноги, можно обнаружить ещё один любопытный объект: поперёк брусчатки выложена полоса примерно десятиметровой длины, которая оканчивается металлической табличкой с надписью по-чешски и на латыни. Это Пражский меридиан, относительно которого когда-то производились геодезические и хронометрические расчёты. К ним в своё время приложил руку знаменитый астроном Тихо Браге, который, кстати, похоронен тут же в Тынском соборе.

Ну, а теперь повернёмся в противоположную сторону, к другой доминанте — Староместской ратуше. Идя к ней, тоже лучше смотреть под ноги, и мы тогда увидим на мостовой следующую картину:

Здесь изображены два скрещённых меча с окружающим их венком, 27 небольших крестиков и дата: 21:VI.1621. Именно на этом месте в указанный день были казнены 27 предводителей одного из протестантских восстаний против Габсбургов. Головы их долго висели на башне Карлова моста, о чём я уже писал, а разгромом восстания руководил Альбрехт фон Вальдштейн, о котором тоже уже говорилось

Теперь можно поднять взгляд — а вот и сама ратуша!

На самом деле это целый комплекс из нескольких зданий. Самым старым (ок. 1338) из них является 70-метровая башня с основанием, из которого выступает эркёр часовни. Правая часть комплекса не сохранилась, и здесь к ратуше было пристроено гораздо более современное (по пражским меркам — «всего лишь» конец XVIII века) здание. Это хорошо видно на втором из предлагаемых здесь снимков. В свою очередь, часть этого здания также была разрушена при обстреле в 1945 году. А самое интересное находится с левой стороны комплекса.

Если пройти сюда, то можно увидеть настоящего часового монстра. Это знаменитые пражские астрономические часы Орлой, одна из главных городских достопримечательностей. Как видно, здесь два циферблата (верхний астрономический и нижний календарный), а также целый набор декоративных элементов.

История часов начинается в 1410 году, когда профессор Пражского университета Ян Шиндель придумал механическую систему, позволяющую отображать целый набор астрономических данных, как сейчас сказали бы, в реальном времени. С его помощью часовой мастер Микулаш Кáдан создал этот механизм, внеся по ходу дела несколько усовершенствований, и установил его на башне ратуши. В конце того же века (1490 год) неизвестный мастер добавил к часам второй, календарный циферблат. В середине следующего XVI века (ок. 1550–1552) Ян Таборский ещё усовершенствовал механизм, повысив его точность; тогда же часы были украшены лепниной в готическом стиле. В конце XVII века по бокам циферблатов установили восемь движущихся фигур. Наконец, в 1866 году в верхней части комплекса появились открывающиеся окошки, скрывающие за собой движущиеся фигурки апостолов, и часы приобрели свой нынешний вид. Они очень сильно пострадали во время Второй мировой войны, но после большого ремонта и реставрации вновь заработали в 1948 году, и работают по сей день.

Рассмотрим эти часы ближе. Верхний астрономический циферблат — это, собственно, и есть творение Шинделя с Каданом. Механизм перемещает две стрелки и подвижную рамку, связанные между собой системой тяг и рычагов. Циферблат хитро расчерчен так, что вся эта конструкция показывает местное и истинное солнечное время, текущий знак Зодиака, времена восхода и захода Солнца и Луны, а также день лунного месяца. Вот только считать всю эту информацию очень непросто… но для желающих при входе в ратушу продаются буклеты на разных языках с рассказом о том, как надо интерпретировать показания.

Второй циферблат — это календарь. Его внутренняя часть содержит 12 рисованных миниатюр, соответствующих 12 месяцам с изображением подобающих «сезонных» сюжетов. Еще ближе к центру можно видеть и знаки Зодиака для этих месяцев. А внешняя часть представляет собой кольцо, разделённое на 366 секторов по числу дней в году. Каждый день обозначен своей датой и указанием имени католического святого, который этому дню покровительствует.

По окончании каждого часа можно видеть целое представление. Оживают и приходят в движение фигурки вокруг циферблатов, а в верхней части часов открываются окошки и за ними проходят резные и раскрашенные изображения двенадцати апостолов. Когда шествие заканчивается, золотой петушок взмахивает крыльями.

Нетрудно догадаться, что всякий раз это действо собирает целую толпу туристов. А вот по окончании представления не нужно торопиться уходить. Лучше подождать, пока толпа рассосётся и взглянуть налево от часов. Здесь располагается красивейший дом «У минуты» с потрясающей стенной росписью.

Собственно, это не совсем роспись, а двухштукатурочное сграффитто. Эту технику придумали итальянцы: на стену наносятся два толстых слоя штукатурки двух различных контрастных цветов, а затем верхний слой тщательно выскребается до тех пор, пока не начинает проступать нижний цвет, формирующий изображение…

Название дома объясняется тем, что здесь долгое время располагался известный на весь город табачный магазин. При нём была и курильня, куда курильщики-эстеты заходили «на минутку» пообщаться со знатоками-продавцами и выкурить чего-нибудь изысканно-экзотическое.

Заканчивая рассказ о Староместской площади, нужно упомянуть, что она продолжает активно жить своей жизнью, отнюдь не зацикливаясь на одном только туризме. В ратуше, например, и сейчас регистрируются браки, так что на площади часто можно видеть радостных молодожёнов. А не столь уж и давно, в 1944–45 с древней башни вело радиовещание чешское подполье, выпускавшее в эфир антифашистские передачи. Рядом с рассказывающей об этом мемориальной доской до сих пор висит ещё одна — на русском языке, с благодарностью освободившим Прагу советским солдатам…

Рубрики:Путешествия

Чехия. Вышеград

Вышеград представляет собой мощный скальный холм в среднеюжной части Праги. Этакая типичная господствующая высота. Совершенно не нужно быть военным, чтобы понимать очевидную вещь: на таком холме просто не может не быть крепости. И действительно, крепость там есть.

Самые старые из ныне сохранившихся построек датируются примерно IХ–Х веком. А археологи говорят, что следы существовавших тут поселений восходят к V веку. Здесь надо сделать очередной экскурс в чешские предания.

Считается, что название Чехии происходит от имени праотца Чеха — легендарного вождя, приведшего сюда свое племя. В смысле древности это здесь звучит примерно так же, как для нашего уха «царь Горох». 🙂 В старости он передал власть воеводе Кроку (наш примерный аналог — воевода Полкан), который будто бы и начал строить на этом холме крепость. У Крока не было сыновей, поэтому после его смерти власть перешла к Либуше — одной из его дочерей, владевшей пророческим даром. Несколько лет она правила народом вполне сносно, но потом мужики вежливо намекнули ей, что феминизм не есть хорошо и им очень уж хочется вождя-мужчину. 🙂 Либуше разрулила ситуацию при помощи своего дара, гаданием определив наилучшего будущего вождя, и пришла к нему свататься. Этим человеком был пахарь Пржемысл. В момент сватовства на Либуше снизошло видение, и она предсказала долгое правление их потомкам, которые построят на этом месте «город стобашенный, слава которого звёзды затмит». Так оно и случилось: союз Либуше и Пржемысла положил начало династии Пржемысловичей, которая была у власти с середины IX века до начала XIV. Затем по женской линии к власти пришла династия Люксембургов (представителями которой были знаменитые Карл IV и Вацлав IV), а затем — с несколькими междуцарствиями — династия Габсбургов, правившая страной вплоть до Первой мировой войны…

Кстати, сватовство и пророчество якобы имели место не где-нибудь, а на Петршинском холме, о котором я уже писал.

Предание вроде бы неплохо стыкуется с приведёнными датами, но увы — совершенно не стыкуется с другими историческими фактами. Известно, например, что первым правителем династии Пржемысловичей был князь Борживой, правивший примерно с 872 года, но предшестовали ему отнюдь не мифические Чех, Крок и Либуше, а вполне конкретные князья Моймировичи (к которым, кстати, принадлежал и Ростислав — тот самый, что призвал из Византии просветителей Кирилла и Мефодия). Дело осложняется ещё и тем, что чётких границ тогда не было, и попробуй разбери кто где кем правил… Чтобы распутать этот узел до конца, надо быть историком и фольклористом одновременно, на что я совершенно не претендую.

В общем, как бы то ни было, Вышеград заслуженно считается одним из столпов чешского самосознания. Крепости неоднократно приходилось сражаться, и бывало, что её захватывали. Последний раз это происходило во время гуситских войн (первая треть XV века).

Попасть на Вышеград можно несколькими способами; я рекомендую «парадный вход», находящийся рядом со станцией метро «Вышеградская». Идти оттуда минут десять, заблудиться невозможно: по всему пути стоят указатели.

Они приводят к Таборским воротам, которые очень и очень внушают. Это ярчайший образец средневековой фортификации: ворота устроены в толстой земляной насыпи, совмещённой с крепостными стенами. Толщина воротных створок потрясает. Военные могут попробовать представить себе, как бы они штурмовали это дело, имея лишь тараны и слабенькую артиллерию небольшой пробивной силы. 🙂 А ведь штурмовали, и иногда успешно!

Отсюда ведёт неширокий проход-ложбина между земляными валами. Раньше других путей на холм не было, и штурмующим пришлось бы идти под двусторонним обстрелом, периодически натыкаясь на дополнительные ворота — не столь мощные, но тоже вполне ничего себе. Они не сохранились, сейчас можно видеть лишь остатки так называемых Шпичковых ворот примерно XIII–XIV века. Здесь же возле них находится туристический информационный центр с сувенирным киоском.

Через несколько сот метров ложбина приводит к Леопольдовым воротам. Это уже собственно парадный вход в крепость, основательно перестроенный в барóчный период (арх. К.Лураго, 1678, если быть совсем точным), хотя когда-то и они имели фортификационное значение.

За ними начинается непосредственно крепостная территория, хотя здесь ничего воинственного уже нет: с середины XVIII века крепость не штурмовали, и она постепенно превратилась в резиденцию высокопоставленных гражданских чиновников и духовных властей. Её удобно обходить по периметру против часовой стрелки, и завершить обход изучением внутренней территории.

Сначала мы увидим целый исторический комплекс, жемчужиной которого является ротонда святого Мартина — самая старая из пражских церквей, сохранившаяся в целости и сохранности. Это строение XI века: табличка лаконично сообщает, что точная дата постройки неизвестна, но к 1100 году ротонда уже стояла здесь.

Рядом с ней часовня девы Марии (сравнительно позднее, но очень красивое здание в стиле барокко) и чумной столб. Последний заслуживает отдельного рассказа.

В средневековой Европе эпидемии чумы были, увы, обычным делом. А чуть ли не единственным способом борьбы с ними была, увы, лишь молитва. Поскольку в календаре католической церкви практически каждый день посвящён какому-нибудь святому, было очень легко определить, кто именно из святых помог справиться с очередной эпидемией: достаточно было прикинуть, когда чума пошла на убыль, и заглянуть в календарь. Сложилась традиция ставить по таким поводам столбы, украшенные изображением соответствующего святого. Таких столбов немало по всей Чехии, этот — один из самых древних.

Отсюда нужно свернуть направо, и очень скоро мы увидим, что идём вдоль внешней крепостной стены. Начиная от Леопольдовых ворот, крепость в плане имеет примерно прямоугольную форму, и метров через 200 будет её восточный угол. Здесь находится вход в подземный зал Горлице, в котором когда-то хранились припасы на случай осады, а сейчас здесь размещены оригиналы пражских скульптур, заменённые ради сохранности копиями. Попасть в подземелье непросто: теоретически оно в определённые часы открыто, практически же скорее всего придётся договариваться и просить ключи. Зато здесь очень приятно посидеть или полежать на зелёных склонах крепостных валов, которые с обратной стороны обрываются вниз мощными стенами. Эта лужайка очень популярна, как место отдыха семейных пар с детьми…

Идём вдоль стены дальше, и за кронами деревьев поднимаются башни вышеградского собора Петра и Павла. Это очень интересное сооружение: собор построен на остатках романской базилики XI или XII века, перестраивался несчётное число раз во времена Ренессанса и барокко, а нынешний его облик (неоготика) сложился в последние годы XIX века. Внутренние росписи охватывают примерно пятисотлетний период: есть здесь и модерн, есть и фрески XV века. В этом соборе похоронены многие представители рода Пржемысловичей с конца XII века, когда они из князей стали королями.

Метров через триста мы придём в северный угол крепости. От здешних укреплений за давностью лет уже совсем ничего не осталось, и сейчас тут летняя эстрада. На ней с мая по сентябрь (если повезёт оказаться в нужный час) можно видеть устраиваемые любителями исторических реконструкций рыцарские турниры и самодеятельные постановки пьес из прошлого Чехии.

Стена поворачивает налево и теперь идёт над Влтавой. Здесь она сохранилась лучше всего и не перестраивалась: со стороны реки крепость не штурмовали никогда. Оно и неудивительно: если подойти к бойницам, то становится совершенно очевидно, что здесь у осаждающих шансов не было бы вообще никаких.

Как раз в середине этой западной стены над рекой мы оказываемся перед фасадом собора. А чуть левее — вход на знаменитое Вышеградское кладбище. На нём с середины XIX века хоронят видных представителей чешской культуры, науки, искусства. Здесь, в частности, находятся могилы К.Чапека, Б.Сметаны, Я.Неруды, Б.Немцовой… Всю восточную (дальнюю от реки) сторону кладбища занимает стена-мавзолей «Славин», которая является некрополем деятелей искусства. В центре её — стела, увенчанная красивейшей скульптурой крылатой Музы, кладущей лавровый венок на гроб умершего Творца.

Выйдя с кладбища, стоит зайти на другую сторону собора, спуститься вниз по специальной лестнице, и посмотреть на остатки древней базилики под фундаментом. К сожалению, вход в это подземелье закрыт, что очень печально. Узкий ход, ведущий куда-то глубоко под собор, выглядит чрезвычайно таинственно — будь у меня такая возможность, полез бы в него немедленно.

Теперь имеет смысл вернуться к внешней стене и продолжить прежний путь. Ибо он вот-вот приведёт к южному углу крепостного прямоугольника, а отсюда открываются самые лучшие виды. Здесь даже можно залезть на стену — это не то чтобы поощряется, но и не запрещается. Вот как выглядит отсюда Прага:

Прямо впереди виден уже описанный мной Петршинский холм с его смотровой вышкой, а правее него собор святого Вита и Пражский Град. Если же посмотреть отсюда вниз, то мы увидим остатки так называемой «купальни Либуше» — древней башни, которая когда-то использовалась как речная пристань. А домик над ней — это Вышеградская художественная галерея, но туда я советую заходить лишь в том случае, если вы являетесь поклонником модерна и авангарда.

Здесь я должен со всей категоричностью сделать предупреждение относительно второго из этих двух снимков: если вы когда-нибудь окажетесь на Вышеграде — ни в коем случае не вздумайте вылезать на склон, дабы запечатлеть нечто подобное!!! Кувыркаться вниз, ежели оступитесь, придётся более шестидесяти метров (см. снимок в начале рассказа)! А данный кадр был сделан без всякого экстрима методом выноса камеры со включённым автоспуском на раздвинутом штативе и вытянутых руках. Видно ещё, что там впереди над «купальней» стоит какой-то самоубийца, но я и туда категорически не рекомендую соваться!

А ещё в этом углу крепости находится «готический подвал» XIV века — как и в зале Горлице, здесь когда-то хранились припасы и содержались узники, а сейчас тут музейная экспозиция, посвящённая прошлому Вышеграда. Обязательно посетите, в ней много интересного, а древние стены и своды с их мощной каменной кладкой весьма впечатляют.

Выйдя из подвала, можно начать осмотр внутренней территории крепости. Рядом с собором и спуском в древнее подземелье находятся четыре скульптуры XIX века (Й.Мысльбек), из которых одна представляет особый интерес. Здесь скульптор изобразил знаменитое сватовство Либуше к Пржемыслу, во время которого невесту посетило видение и она напророчила славу Праге. Некоторые экскурсоводы договариваются до того, что сватовство и происходило именно на этом месте, но при том совершенно не объясняют, какого же чёрта пахарь Пржемысл с плугом делал на скальном холме, никогда не представлявшем никакого интереса в плане сельского хозяйства. 🙂 Не говоря уже о том, что предание чётко называет Петршин…

Здесь же рядом — непременный атрибут средневековой крепости: глубокий колодец с водой. Это сооружение относится примерно к XIV веку. Если посидеть поблизости и понаблюдать, то можно увидеть, как посетители бросют в колодец монетки и внимательно прислушиваются в ожидании плеска. Здешние работники на это только смеются и говорят, что колодец уже несколько веков как высох, а если там даже и осталось сколько-то воды, то её давно засыпало туристическими монетами. 🙂

Есть в крепости и другой колоцец, он изображён на снимке справа. Здесь даже по его конструкции легко видеть, что он гораздо новее — не старше двух-трёх веков. Этот, говорят, способен давать воду до сих пор — другое дело, что практической надобности нет никакой.

Неподалёку от нового колодца можно найти статую святого Яна Непомуцкого, повествование о котором уже было в главе, посвящённой Карлову мосту. Собственно, его изображения часто встречаются по всей Чехии — уж больно почитаемый святой. На постаменте выбит его полный титул, установленный церковью при канонизации: защитник, заступник, покровитель… ну, и так далее. Длиннейшая латинская надпись.

А теперь осталось упомянуть и описать лишь одну достопримечательность Вышеграда. Я оставил её напоследок, как самую таинственную. 🙂 Это так называемая Дьяволова Колонна, вот она:

Этим трём каменным столбообразным обломкам явно искусственного происхождения около тысячи лет… и это единственное, что о них достоверно известно! Все гипотезы об их происхождении так и остаются не более чем гипотезами, и вряд ли тут что-то когда-то сдвинется. Известна лишь легенда следующего содержания.

Некогда один из вышеградских священников продал душу чёрту за мирские блага. Чёрт исправно соблюдал свою сторону договора, выполняя желания священника — не выполни он хоть одно, и договор был бы расторгнут. Священник довольно быстро раскаялся и стал искать способа увильнуть от сделки, но чего бы он не требовал, всё тут же исполнялось. Видимо, раскаяние его было искренним, потому что в ночь перед последним днём ему приснился святой Пётр и подсказал решение. Утром священник потребовал от чёрта, чтобы тот слетал в Рим и притащил сюда в Вышеград колонну из ватиканского собора св. Петра — и чтоб он с этим уложился во время, пока священник служит последнюю в своей жизни мессу. Чёрт помчался по указанному адресу, ухватил одну из колонн и попёр её обратно. Но поскольку это была колонна из храма — да ещё не какого-нибудь, а посвящённого главнейшему из апостолов, — она жгла ему руки и он всё время ронял её. Очень быстро колонна разбилась на куски, что отнюдь не упростило транспортировку. В общем, пока чёрт с ней там ковырялся, месса была давно отслужена, и священник ускользнул из его лап. Увидев это по прибытии, чёрт в гневе швырнул колонну оземь, так что её обломки вошли глубоко в землю, да так тут и остались.

Поломав голову над обломками и посмеявшись над этой забавной сказкой, можно двигаться в обратный путь. Последняя из четырёх крепостных стен (юго-западная) ничем особенным не примечательна — разве что тем, что здесь можно отлично развалиться на траве и отдохнуть. А дорога от Таборских ворот к станции метро будет очень лёгкой — ведь теперь вам придётся спускаться с холма, а не подниматься на него… 🙂

Рубрики:Путешествия

Чехия. Петршинский холм

Если мысленно продолжить линию Карлова моста, то левый берег Влтавы будет разделён ей на две части. В северную попадёт бóльшая часть Мала-Страны и Пражский Град, в Южную — собственно Петршинский холм. Высота его составляет 327 метров, и он возвышается над всей Прагой. Следующий снимок сделан со староместской мостовой башни противоположного берега, так что здесь холм занимает левую часть кадра.

От Малостранской площади в сторону холма ведёт Кармелитская улица, а по ней ходит трамвай (но там и пешком недалеко). На сам холм можно подняться двумя способами: либо ногами, либо на фуникулёре. Рекомендую второй, ногами гораздо приятнее спускаться. 🙂

Посадочная платформа фуникулёра находится возле трамвайной остановки Ujezd. На фуникулёре действует проездной билет городского транспорта, но прежде чем садиться на него, я рекомендую полюбоваться на памятник жертвам коммунизма, который находится в какой-то сотне метров дальше по улице. Смотришь и сразу понимаешь: в Чехии определённо водятся свои церетели с шемякиными. 🙂

Согласно путеводителям и туристической литературе, сии фигуры изображают разные степени моральной и умственной деградации. Непонятно, кого именно, но не удивлюсь, если скульпторов (Х.Зонзен, А.Керел, О.Зоубек, 2002). 🙂 Детей туда вечером лучше не водить: при искусственном освещении инсталляция выглядит откровенно замогильно.

Рядышком, если поискать, непременно найдётся афиша пражского «музея коммунизма». Дизайнит эти афиши явно человек с юмором, а вот музей так себе. Те, кто родился во времена СССР, там будут только зевать — что ж мы, не видели агитплакатов, партбилетов и пионерской символики? В общем, посещать музей не советую, да он и находится далеко отсюда…

Вот теперь можно садиться на фуникулёр и ехать на вершину холма. Транспорт представляет собой одноколейку с двумя вагончиками и разъездом посередине. Возле разъезда находится единственная промежуточная остановка — ресторан «Небожижек» (он существует здесь аж с 1763 года!).

На вершине холма павильон тамошней посадочной платформы является одновременно и музеем фуникулёра. Технарям может быть интересно.

Ещё здесь находятся следующие интересности: Голодная Стена, монастырь св. Лаврентия, Штефаникова обсерватория, розарий и сад, обзорная башня и зеркальный лабиринт, каменоломни. Поехали обо всём по порядку.

Когда-то холм представлял собой стратегически важную позицию, и здешний монастырь по совместительству являлся небольшой крепостью. В середине XIV века в Чехии случился неурожайный год (1362). Состояние казны позволяло пережить его без особых потерь, но правивший тогда Карл IV поступил хитро. Чтобы не раздавать деньги всем подряд направо и налево, и не плодить тем самым тунеядцев, он объявил, что помощь деньгами и хлебом будет оказываться тем, кто примет участие в государственном строительстве. В качестве такового выступила постройка крепостной стены на холме. Неудивительно, что за стеной закрепилось название Голодной; она имела толщину около метра и высоту 8 метров. Пользоваться ей по прямому назначению, к счастью, не пришлось. До наших дней сохранился фрагмент длиной чуть менее 1200 метров, и как видно по снимку, он находится в прекрасном состоянии.

Если от фуникулёра пройти налево, то почти сразу же мы окажемся возле Штефаниковой обсерватории, которая получила своё название по имени основателя, словацкого астронома Милана Растислава Штéфаника (1880–1919). Будучи большим энтузиастом и пропагандистом астрономии, он являлся также отличным лётчиком, что и отражено в стоящем здесь же памятнике: скульптор изобразил учёного в лётном костюме. (Проект Штефаника по созданию обсерватории удалось реализовать лишь в 1928, после его смерти, но она всё равно считается его детищем.)

Сразу за памятником находятся солнечные часы. К ним прилагается инструкция по пользованию, но они всё равно очень мудрёные: зимняя часть, летняя часть, всевозможные поправки и т.д. Если очень уж хочется разобраться, то проще подождать англоязычной лекции кого-нибудь из работников обсерватории. 🙂

Ибо обсерватория действующая — какой-то научной роли она, конечно, уже не играет, а вот просветительством занимается очень даже активно. Здесь читаются лекции и проводятся экскурсии, сопровождаемые наблюдениями; очередь на экскурсии всегда расписана далеко вперёд.

Пройдя ещё дальше мимо клумб с великолепными розами, мы окажемся у совершенно потрясающего сада, расположенного чуть ниже по склону холма. Советую взять на заметку: если выбирать место для романтического объяснения в любви, то ничего лучше вы не найдёте во всём мире. Гарантирую. Судя по тому, что этот сад называют также «садом влюблённых», так думаю не один я.

Если же не ставить перед собой таких возвышенных и романтических задач, то можно просто прогуляться по саду и начать возвращаться назад. Розарий, обсерватория, фуникулёр… а вот он и монастырь святого Лаврентия. Конечно, это уже не те постройки, что возвышались здесь в XIV веке — от прежнего монастыря осталось только название. Нынешние здания в стиле барокко принадлежат к сравнительно недавнему (по пражским меркам) XVIII веку. Они очень красивы и в них нет уже ничего крепостного:

На правом снимке видна самая, пожалуй, главная достопримечательность холма — обзорная башня. Её история довольно забавна.

Как известно, ко Всемирной выставке 1889 года в Париже была построена Эйфелева башня. Несколько богатых жителей Праги, побывавших на той выставке, по возвращении выступили с инициативой построить нечто подобное — «чтоб и у нас было!». На удивление быстро эта инициатива увенчалась успехом: уже 16 марта 1891 началось строительство, а 20 августа того же года башню открыли. С тех пор её так и называют «малой Эйфелевой», хотя сходство весьма приблизительное. Авторами проекта были Ф.Прашил и Ю.Соучек, вес башни составляет более 170 тонн, а высота изначально была 60 метров (в 1953 после монтажа телепередатчика башня подросла, достигнув 63.5 м). Конструкция её цельнометаллическая. В настоящее время основной функцией башни (помимо туристической, разумеется) является сотовая и радиосвязь.

На башню обязательно нужно подняться! В отличие от Эйфелевой башни, лифтов здесь не предусмотрено, и наверх ведут — не больше, не меньше! — 299 ступенек. Они обвивают башню двумя спиральными ходами в противофазах: одна отведена для подъёма, другая для спуска (перед тем, как входить на лестницу, нужно внимательно посмотреть на указатель, иначе дорога займёт в два раза больше времени).

К вашим услугам две смотровые площадки. Бóльший интерес, конечно, из них представляет верхняя — она расположена на высоте около 55 метров и в ясную погоду с неё прекрасно видна не только вся Прага, но и окрестности города. Но сначала я рекомендую осмотреть собственно вершину холма, на котором башня и стоит.

Вот как выглядит отсюда Петршин:

По предыдущим снимкам без труда узнаются башенки монастыря. Чуть левее них находится небольшая часовня («Голгофа», рассказ о ней чуть ниже). От монастыря уходит Голодная Стена, далее за овальной клумбой (в средневековье на её месте было место казни преступников) виднеется павильон фуникулёра, а ещё дальше купола обсерватории. Найдя обсерваторию, поднимите взгляд чуть выше: вдали по этому же направлению находится ещё один зелёный холм. Видите? Это знаменитый Вышеград.

Что же касается общих видов, то вот лишь пара кадров, на которых хорошо виден Пражский Град и кафедральный собор святого Вита. (Я и так уже перегрузил рассказ иллюстрациями, а он ведь далеко не закончен.) Кстати, хорошо видимое на правом снимке белое здание, которое охватывает собор — это не что иное, как президентский дворец.

Вдоволь насмотревшись, можно спуститься с башни и осмотреть часть монастырского комплекса, находящуюся вне стены. Во-первых, это спрятавшаяся между деревьев «Часовня Всех Религий». Собственно, часовней она только называется. В действительности же это просто увенчанная куполом большая беседка, украшенная символикой распространённых мировых религий. Здесь можно увидеть и христианские кресты (православный вариант тоже есть, надо только как следует поискать), и иудейская шестиконечная звезда Давида, и исламский полумесяц со звездой… Вроде и ничего особенного, но смотрится красиво и таинственно-мистически.

Во-вторых, здесь располагается так называемый «Крестный Путь». Это примерно полтора десятка каменных стел, стоящих вдоль тенистых аллей. На каждой стеле изображена одна какая-то сценка из евангельского сюжета. Сценки выстроены последовательно и подписаны, а стелы пронумерованы, так что сюжет раскрывается во всей полноте. Вот как это выглядит:

Если пройти вдоль стел в порядке их нумерации, то прогулка закончится у часовни, которая знаменует собой конец крестного пути и потому называется «Голгофой» — мы уже видели её сверху на одном из предыдущих снимков. Рекомендую обратить внимание на резьбу по камню, украшающую фасад часовни, она очень красива.

А ещё ниже по склону находится зеркальный лабиринт. Его биография практически повторяет историю башни: он тоже был создан в 1891 году Чешским Туристичесим Клубом «по мотивам» парижской Всемирной выставки. Здесь можно увидеть макеты известнейших чешских монастырей и замков, а также панораму битвы со шведами на Карловом мосту, о которой я уже упоминал. Экспонаты разделены зеркальными стенами, причем многие зеркала являются кривыми. Красиво и рекомендуется к посещению, но по большому счёту ничего особенного. Первоначально эта экспозиция размещалась в другом месте, но в начале ХХ века её вместе с павильоном перенесли на Петршин, где она и стоит по сей день. Вид павильона изрядно портят урны и мусорные ящики, кои в большом количестве расставлены перед ним…

Теперь можно и спуститься с холма, причем гораздо лучше сделать это пешком. Спуск проходит извилистыми тропинками между вековыми деревьями и нагромождениями их корней. Кое-где виднеются входы в каменоломни, штреки которых идут далеко вглубь холма. Сейчас каменоломни закрыты и доступа в них нет, а жаль.

Также здесь установлены многочисленные памятники деятелям чешской культуры. Наибольшей популярностью пользуется памятник «чешскому Пушкину» Карелу Хынеку Махе (1810–1836): каждый год в мае здесь проходят сборища молодых поэтов с превеликими стихочтениями.

Иногда деревья расступаются, и в просветах можно полюбоваться пражскими видами — они ничуть не хуже тех, что открываются с обзорной площадки башни. Здесь я предлагаю вашему вниманию три кадра:

На последнем хорошо просматривается ещё один пражский холм — Витков. На нём расположен мавзолей первого правителя коммунистической Чехословакии Клемента Готвальда (ныне давно пустующий) и памятник «Страшному слепцу» Яну Жижке (ок.1360–1424) — легендарному полевому командиру времён гуситских войн.

Завершая повествование о Петршине, осталось упомянуть лишь один факт. По преданию, именно с вершины этого холма знаменитая княжна Либуше предсказала грядущую славу Праги. Это известнейший сюжет из чешского мифологического фольклора, о котором я ещё упомяну в планируемом рассказе про Вышеград…

Рубрики:Путешествия