Архив

Archive for the ‘Работа’ Category

ФиналЪ

Видимо, здесь уже больше ничего не будет. А будет вот где:

Мой сайт-визитка (поелику автор зело занимается преподаванием): http://balandin.guru

Мой преподавательский блог (математика, информатика): http://blog.balandin.guru

Мой блог, не связанный с преподаванием: http://balandin.online

Рубрики:Жизнь, Работа

Что в имени…

Сегодня разговорились с коллегой из другого вуза. То, сё, работа, учёба, студенты… Как-то плавно и незаметно разговор зашёл о студентах с необычными именами-фамилиями. С обеих сторон были приведены примеры, немало позабавившие обе стороны. 🙂 Я по ходу дела вспомнил несколько случаев, которые почти уже позабыл. И подумал, что стóит это записать, а то ведь забудется-таки.

Истории эти и предлагаются для забавы читателям моего блога.

 

Когда я сам ещё учился на третьем курсе, к нам вести занятия попал аспирант-первогодок. На втором же занятии он сказал, что из-за минимальной разницы в возрасте чувствует себя неловко, когда к нему обращаются по имени-отчеству, и поэтому сам будет к студентам обращаться аналогично. 🙂 Но желание это продержалось у него недолго. Только до тех пор, пока он не познакомился с отчеством Ромы Ли. 🙂

Рома был корейцем, и отчество у него было Лигукдинович. 🙂 Препод пару раз чуть язык не сломал, после чего плюнул на свою затею. 🙂 Но самая хохма была даже не в этом. Как следует из отчества, Роминого папу звали Ли Гук Дин. Где «Ли» — это фамилия; «Гук» — собственное имя; «Дин» — имя отца (то есть Роминого дедушки). При оформлении Роме свидетельства о рождении в отчество записали всё это скопом. Ну вот, представьте себе, что у Ивана Петровича Сидорова родился сын Василий. Которого в документы записали как Сидорова Василия Сидоровиванпетровичича. 🙂

 

Не знаю, чем руководствуются деканаты, определяя в группу однофамильцев, но случается нередко. А то ещё и покруче. Были, например, в одной группе братья Булатовы. Близнецы. Обладающие, как и положено близнецам, вырвиглазным сходством. Впрочем, причёсывались и одевались по-разному. Я-то в этой группе провёл только три или четыре занятия — подменял заболевшего коллегу — а вот кто работал в ней постоянно, те вечно терзались смутными сомнениями. С тем ли братом имеют дело в данный момент. 🙂 Страшно даже представить, чтó было бы сейчас — когда практически все работы сдаются в безличном печатном виде… 🙂

 

На том же потоке был такой студент Вадим Окунцов. Который в один прекрасный день внезапно трансформировался в студента Дмитрия Жачука. (Отчество тоже трансформировалось, но его я не помню — ни исходного, ни изменённого.) Все, включая других студентов, терзались догадками. Сам пациент на расспросы вежливо, но твёрдо и вместе с тем загадочно говорил, что не желает больше иметь с прежним именем, а особенно с фамилией и отчеством, ничего общего.

Загадка разрешилась столь же внезапно. Когда за пациентом прямо на лекцию пришли дяденька военком и дяденька милиционер. Показав пациенту какую-то бумажку, они увели его в светлое будущее. 🙂 Попутно пояснив другим студентам, что только дебил может надеяться откосить от армии простой сменой паспортных данных. 🙂

 

А однажды, когда я пришёл в новую для себя группу на первое занятие, меня в коридоре встретила студентка. Которая сказала нечто странное: «Михаил Юрьевич, моя фамилия *кашкина. Запомните, пожалуйста, хорошо? Я вам буду очень благодарна, спасибо». По этическим соображениям я не называю фамилию полностью, но заявление всё равно странное.

Оно перестало казаться мне странным, когда через некоторое время я увидел ведомости контрольной недели. Оказывается, в официальных институтских документах она значилась *какашкиной. Ну, дрогнула рука у какой-то секретарши. Я потом спросил у девушки, какого чёрта она не напишет заявление об исправлении ошибки в документации. Ответ убил на месте: «Стесняюсь, что будут смеяться». Блин! А к каждому новому преподу подходить, значит, не стесняешься?..

Её история кончилась на третьем курсе, когда занятия в той группе пришёл вести декан. Узнав о проблеме, он привёл девчонку в свой кабинет, выдал ей лист бумаги, продиктовал заявление и сам отнёс куда надо. Ошибку исправили. Но через пару месяцев девица вышла замуж, и фамилию поменяла. 🙂

 

В прошлом году к нам поступил парень с гордым именем — вы хорошо сидите? — Абдыкерим-Уулу Кубаныч-бек. Пару недель все преподы ломали голову, где тут имя, а где фамилия. Спрашивать в лоб было как-то немного неловко: понятно же, что человека с таким именем подобные расспросы наверняка достали уже чуть менее, чем немеряно.

Неделе на третьей я заметил у него на парте читательский билет и нагло этим воспользовался. «Нечаянно» смахнул его на пол, и поднимая, «нечаянно» же заглянул внутрь. Что ж вы думаете? Всё вышеназванное было мелким бисерным почерком вписано в графу «Имя», а «Фамилия» и «Отчество» пустовали. 🙂 Кто-то в библиотеке решил проблему по-своему. 🙂

Тогда я плюнул на светские приличия, и прямо спросил, где у него имя, а где фамилия. И прибалдел от полученного ответа. Студент сказал, что он очень плохо знает русский язык, не понимает, какая разница должна быть между именем и фамилией, и потому ничего ответить не может. Офигеть! По-русски он и впрямь говорил с огромным напряжением.

Я задал ещё прямой вопрос: а как, в таком случае, к нему обращаться-то? Он сказал, что обращаться можно так, как удобнее уважаемым преподавателям (sic!), а сам он давно привык и ему всё равно. Ну, я решил поначалу ограничиться нейтральным «вы», а там видно будет. 🙂 Но студент довольно быстро ушёл из института — не потянул именно из-за языка. Студент ушёл, а вот тайна имени так и осталась…

Рубрики:Работа

Культурный шок

Первая пара, и я двигаюсь к нужной мне аудитории. А с противоположной стороны (там тоже есть лестница) раздаётся характерный такой топот: тыгдым, тыгдым, тыгдым!

Несётся кто-то по коридору.

Я берусь за дверную ручку, и тут «тыгдым» достигает своей кульминации. Громко так: бах-шлёп!!! Очень гулко, коридор-то пустой.

Ну, тоже понятно. Бежавший навернулся на полном ходу.

Я вхожу, здороваюсь, сажусь за стол, раскладываю журнал-задачник-методичку. И тут от двери: «Ой, извините, можно войти?»

Опоздавшая девица. Мельком бросаю взгляд — хм, а на брюках-то у неё пыльный такой отпечаток в районе колена. Вот кто по коридору-то нёсся. 🙂 «Ну заходите…»

Дальше произошло как-то для меня непонятно. Вот она стояла у двери, а вот моментально оказалась сидящей передо мной на первой парте. Прям как телепортация какая-то. Прям как в фильмах моего детства про Аццких Ниндзей. 🙂 Кстати, сроду она на первой парте не сидела…

Я закончил раскладываться, открыл всё на нужных страницах, поднимаю взгляд, и…

Вот тут про эту девицу надо подробнее, чтоб вы поняли. Девица… ну, в общем, из категории модных. Но с понятием. Одевается ярковато — но не броско. Причёсывается замысловато — но не расфуфыренно. Косметики много — но по делу. То есть на всё вместе обыкновенно приятно смотреть. Хотя и не фотомодель. А тут…

Господи, какая же она страшная в ненакрашенном и непричёсанном виде!!!!!

Косметики ноль. Причёска присутствует ровно в той мере, что волосы не спутаны. В голове у меня сразу всё сложилось. Кроме одного. Ну, проспала. Бывает. Ну, неслась на пару так, что споткнулась и навернулась в коридоре. Понимаю. Но не накрасившись и не причесавшись?! Бррр…

Понятно теперь, почему сиганула на первую парту: чтоб никто лица не видел. 🙂 Но я-то, блин, всё равно его вижу. 🙂

Всю пару я честно старался не пялиться. Но один раз забылся и спросил её, не хочет ли к доске. Она посмотрела на меня в ужасе, как будто я сделал ей Очень Непристойное Предложение. Хотя, впрочем, почему «как будто»? Даже если постараться, в той ситуации вряд ли можно было придумать что-то более непристойное…

Когда я закончил занятие своим традиционным «на сегодня вроде бы всё, до свидания», она снова телепортировалась. Я даже знаю куда. До ближайшего туалета с зеркалом.

А я двинулся на кафедру, медленно отходя от культурного шока.

Милые девушки! Тяга к знаниям — это очень, очень хорошо. Но если перед вами вдруг встаёт выбор — прийти на занятие вовремя, или прийти на занятие красивыми, — смело и не раздумывая выбирайте второй вариант! В крайнем случае можете даже вообще не приходить.

Математика никуда не денется.

Честное слово.

Рубрики:Работа

Особенности нынешнего набора

В предыдущей статье, написанной мной аккурат перед отъездом в отпуск, я представил вашему вниманию ряд аспектов нынешнего набора студентов-первокурсников из числа абитуриентов. Вернувшись, я узнал в эту тему ещё много нового, и самый интересный момент опять же представляю вашему вниманию.

Родители и выпускники да предостерегутся! Ибо момент совершенно неочевидный, крайне пакостный, и пока абсолютно неизвестно, как эту проблему будут решать (если будут) к следующему году. А в году нынешнем она причинила очень и очень многим большие неприятности и моральные страдания.

Итак, вы уже знаете, что сейчас школьник-выпускник может подавать документы в несколько вузов сразу. Если по своему балльному рейтингу он проходит более чем в один, то ему приходится выбирать. В итоге он считается поступившим туда, куда отнесён подлинник его документов.

Теперь давайте представим себе простенькую такую ситуацию. Допустим, абитуриент Пупкин подал документы в несколько вузов. По итогам всех конкурсно-рейтинговых перипетий выясняется, что он проходит в число студентов двух вузов — назовём их условно А и Б.

Далее возможны два варианта. Первый: подлинник документов Пупкина был подан в другой вуз, не из числа этих двух. Тут всё довольно просто — Пупкин забирает его оттуда и относит либо в А, либо в Б. Туда, куда ему предпочтительнее. Разумеется, этот процесс может сопровождаться смутными сомнениями и нравственными терзаниями, но это отдельная песня, и речь сейчас не о ней. С организационной точки зрения тут всё вполне нормально и никаких коллизий не возникает.

Вариант второй: подлинник документов Пупкина уже находится в одном из тех двух вузов, которые согласны видеть его своим студентом. И здесь, в свою очередь, линия пупкинской судьбы опять разветвляется на две.

Допустим, что подлинник лежит именно там, куда абитуриент хочет. Ну, этот случай вообще идеален. Пупкину вовсе не приходится совершать никаких дополнительных телодвижений, он радуется и остаток лета гуляет, набираясь сил для студенческой жизни.

Но! Допустим, что подлинник лежит в вузе А, тогда как Пупкин подумал и решил становиться студентом вуза Б. Что, по-вашему, происходит в этом случае?

Вы думаете, Пупкин заберёт документы из А, принесёт их в Б, после чего остаток лета будет радоваться и отдыхать?

Чёрта с два.

Фишка в том, что вуз А уже издал приказ о зачислении, и Пупкин является уже студентом этого вуза. Теперь, чтобы забрать оттуда документы, Пупкин должен в деканате «своего» факультета (на котором ни дня не проучился) написать заявление об отчислении по собственному желанию, деканат должен издать приказ, этот приказ должен пройти по инстанциям (каковые инстанции сейчас выше крыши заняты следующей итерацией зачисления), а потом ещё Пупкину придётся пройти ритуалы отдела кадров… В общем, вы поняли.

Свои документы из вуза А абитуриент, конечно, получит. Но произойдёт это в самом лучшем случае через пять-шесть дней. Когда передавать их в вуз Б станет уже поздно.

В итоге Пупкину, скорее всего, придётся наступить на горло собственным желаниям и учиться там, где он не хочет, при том что у него были все основания, права и возможности учиться там, где он хочет.

Причём руководство вуза А, зачислившее к себе Пупкина, ни в чём не виновато. Оно действует вполне в рамках существующего положения, которое исходит из довольно очевидного в общем-то факта: если абитуриент подал куда-то подлинник, то именно этот вуз он считает наиболее приоритетным для себя. С другой стороны, при нынешнем сумбуре зачисления руководство естественным образом стремится зачислять абитуриентов сразу же, как только они могут быть зачислены. Иначе просто вообще ничего не успеется.

Теперь перейдём к мотивации Пупкина. Почему вообще могла возникнуть такая ситуация, что он отнёс подлинник не туда, где больше всего хотел бы учиться? О, это может объясняться множеством причин!

Например, споры-конфликты с родителями. Или элементарно не подумавши — чисто теоретически-то, копия и подлинник равноправны. Или о вузе Б узнал уже после того, как подал документы в А: дома лежала копия, сделанная «на всякий случай», её и отнёс…

Да мало ли что. Самая большая трагедия получается вот когда: Пупкин искренне хотел учиться в Б, но полагал, что у него практически нет шансов туда поступить. Запасной же вариант А проходил почти наверняка. В общем, нетрудно себе представить. И ведь таких случаев было реально много!

Практический вывод: если нынешняя ситуация никак не изменится, то в случае малейших сомнений лучше всюду подавать копии, а оригинал держать при себе.

И пожалуйста, будьте очень внимательны в такого рода решениях!

P.S. Описанная ситуация, конечно, может и не возникнуть. Особенно если вуз А маленький, число мест в нём невелико и его приёмная комиссия не загружена выше головы. Но, с другой стороны, она запросто может и возникнуть — где угодно. И в этом году сплошь и рядом возникала. Вас предупредили.

Рубрики:Работа

Процесс идёт

Сразу предупреждаю, что этот мой пост не обойдётся без нецензурных выражений. Извините. Цензурные уже кончились… Не хотите — не читайте. Вас предупредили.

Вы были когда-нибудь в каком-нибудь ВУЗе в разгар кампании по приёму документов и зачислению абитуриентов? Нет? Это очень эпическое зрелище, поверьте на слово. Однако нынешний, 2009 год по эпичности далеко переплюнул всё, что мы когда-либо имели до сих пор.

Чтобы охарактеризовать творящееся, лучше всего подходит словосочетание «срать кирпичами». Покрутившись по служебной надобности несколько дней в соответствующих сферах родного института, я пронаблюдал сей процесс воочию.

Кто ещё не в курсе, этот год мы имеем новые правила набора студентов. В соответствии с результатами ЕГЭ.

Ну так вот.

Работники факультетских приёмных комиссий срут кирпичами, ибо новые правила такие новые, и всем понятно, что в случае какого-нибудь фэйла виновными назначат именно их.

Высшее начальство срёт кирпичами, ибо подано уже over 9000 — попрошу принять во внимание: это не оборот речи, а утверждение, полностью соответствующее реальности (>12000) — заявлений, из которых чуть больше, чем дохерá (около 10000) подано с дубликатами документов. То есть эти люди рассматривают наш институт, как один из кучи вариантов, заведомо не основной. Кого в итоге наберут, в каком количестве и (самое-то главное!) можно ли будет по итогам набора претендовать на какую-нибудь илитарность — неведомо решительно никому.

Среднее и мелкое начальство срёт кирпичами, ибо документы теперь можно подавать по почте. В свете вышеизложенного никто не ведает, из каких Мухосрансков будет в итоге набран контингент, хватит ли на него общежитий и (самое-то главное!) какого мужского полового хуя будем делать, если не хватит. Алсо, все прекрасно понимают, что в случае какого-нибудь фэйла типа неоконченного к сентябрю ремонта общежития мелкое начальство постигнет анальная кара.

Работники приёмных комиссий срут кирпичами ещё раз. Ибо, когда закончится приём документов и определятся проходные баллы, с абитурой, подавшей заявления в несколько мест разом (а таковой абитуры чуть меньше, чем немеряно), придётся охренительно много работать — профориентировать, уговаривать, отговаривать, успокаивать и хуй знает, что ещё. И угадайте с трёх раз, кому этим придётся заниматься.

Абитура, подавшая заявления в несколько мест разом, срёт кирпичами. Ибо предчувствует, что может понадобиться выбирать, причём скорее всего далеко не из самых лучших вариантов. К чему большинство совершенно не приспособлено и не готово.

Родители абитуры срут кирпичами. Ибо до них ВНЕЗАПНО дошло, что в нынешнем варианте они лишены вообще всякого контроля над процессом. Раньше хоть можно было стоять над душой у готовящегося к экзаменам чада, ходить по деканам и ректорам, клянчить, совать мзду… Сейчас — хуй. Сиди и жди. ВНЕЗАПНО придут результаты, и придётся выбирать. Между сортиростроительным факультетом Мухосранской архитектурной академии и факультетом гайкокручения Подмышкинского слесарного университета. Причём быстро и не брезгуя. Иначе для обалдуев мужского пола может by default выбраться третья опция. Армейская.

Деканаты срут кирпичами. Ибо раньше у них был целый август на утрясание составов групп, делёжку ресурсов общежитий, согласование контингента с поликлиниками-библиотеками и тому подобные мероприятия. Целого августа едва хватало. Теперь ВНЕЗАПНО оказалось, что им на это отводится три дня. Зачисление нынче заканчивается 28 августа. Я как узнал — охуел фалломорфировал. Хоть в деканате и не работаю.

Преподы срут кирпичами. Ибо они предчувствуют, с чем им придётся столкнуться в сентябре. Кто сказал «Большой Пиздец»? Вы совершенно правы, можете взять с полки пирожок. Мы-то, конечно, как-нибудь справимся, нам не впервой. Но легче от этого не становится.

В общем, все срут кирпичами. Почти.

Кирпичами не срут разве что льготники — инвалиды и сироты. Эти, по нынешним положениям, зачисляются на выбранные факультеты и специальности автоматически. По факту подачи документов. Раньше им хоть вступительные экзамены нужно было сдать, и только потом уже — вне конкурса. Сейчас достаточно наличия школьного аттестата. В связи с чем можно сделать два прогноза:

  1. Через год может резко возрасти количество абитуриентов-инвалидов. Ибо в наши дни сделать липовую справку… ну, вы меня понимаете.
  2. Через полтора-два года может ВНЕЗАПНО возникнуть государственная программа поддержки студентов-инвалидов. Ибо см. пункт 1.

Нормальным людям остаётся только одно: делать, что дóлжно. И будет как всегда.

Следите за нашими репортажами.

Рубрики:Работа

Юные физики доставляют

Обожаю школьников, пытающих ниспровергнуть научные основы. Во-первых, они таки реально доставляют. 🙂 Во-вторых, как раз из таких при должном руководстве и наставлении получаются люди, умеющие думать… ну, сам таким был в детстве. 🙂

Подходит, значит, школьник — один из моих — и говорит, что нашёл дырку в теории относительности. И школьный учитель физики не смог ему эту дырку заткнуть.

Я напомнил, что после истории с векторами имею о школьной физике мнение ниже плинтуса. В каковой истории этот же школьник и участвовал. И что хоть я не физик-релятивист, но на дырку с интересом посмотрю.

Он написал мне известную формулу массы:

Я подтвердил, что есть такая формула.

Он сказал, что такого не может быть, ибо по этой формуле фотон должен иметь бесконечный импульс и свет тогда сносил бы всё на своём пути. 🙂

Я слегка разочарованно сказал, что фотон является безмассовой частицей и не имеет массы покоя.

Он сказал, что частиц без массы покоя быть не может. 🙂

Я спросил, помнит ли он основной постулат специальной теории относительности.

Он сказал, что не помнит.

Я процитировал, что скорость света во всех инерциальных системах отсчёта есть величина постоянная, выражаемым известным и весьма-таки ненулевым числом.

Он сказал, что это помнит, просто не знал, что оно так называется.

Я спросил, понимает ли он прямое следствие из этого принципа.

Он сказал, что, видимо, нет — а что я имею в виду?

Я объяснил, что по этому принципу фотон не может покоиться ни в одной инерциальной системе отсчёта. 🙂

Он сказал, что это какое-то читерство. 🙂

Я пожал плечами и добавил, что существование у фотона ненулевой массы покоя также противоречило бы принципу неопределённости.

Он спросил, что такое принцип неопределённости. 🙂

Я объяснил.

Он загрузился и подозрительно уточнил, а есть ли вообще импульс у фотона.

Я успокоил, что есть, и для его нахождения достаточно разделить постоянную Планка на длину волны.

Он ещё более подозрительно спросил, о какой длине волны идёт речь.

Я напомнил ему о корпускулярно-волновом дуализме. 🙂

Он загрузился ещё больше и пробормотал, что всё это как-то сложно. :)))

Просмеявшись, я выдал ему с полки сборник популярных фейнмановских лекций по физике. Для прочтения и осмысления. На сём мы и расстались.

Нет, из этого-то выйдет толк. Определённо. Потому что лучше сомневаться так, чем другими способами.

Гораздо лучше.

Но всё-таки школьники доставляют. 🙂

Рубрики:Работа

Мы уходим, нас уходят…

Прошлым летом (уже почти год прошёл — как быстро время-то летит!) я перешёл работать на другую кафедру. Хотя и остался на том же факультете.

В этот понедельник состоялась областная студенческая олимпиада по программированию. Очередная.

Сегодня человек с той прежней кафедры сказал мне: «Знаешь, как ты ушёл — наши студенты перестали брать места на олимпиадах…»

Ну и как к этому относиться?

С одной стороны — вроде комплимент. Вроде, получается, я (при всём моём фирменном пофигизме) этим делом занимался всё же лучше, чем те, кто стал заниматься им после меня.

С другой стороны, радоваться как бы нечему. Ибо сказанное сводится к тому, что настала жопа.

С третьей стороны, сказавший это человек сам же приложил усилия к тому, чтобы забрать у меня эту нагрузку, дабы оплата не утекала на другую кафедру. Во что я незамедлительно ткнул носом.

Выпьем, няня, где же кружка…

Рубрики:Работа